presskg.com Архив Редакции газет Кыргызстана Кыргыз эл макалдары Zaman Кыргызстан Агым 1 Агым 2 Айыл деми Алиби Асман пресс Азия news Арена kg Фабула Кереге kg Кыргызстан маданияты Көк Асаба Кутбилим Леди kg Майдан.kg Кыргыз туусу Учур Айгай kg Аалам С.С.С.Р Эл турмушу Эл сөзү Добулбас kg Айкын саясат Ачык саясат Майдан kg Адилет press Жалал-абад үнү Тарыхый мурас Обон Кыргыз руху Diezel Айыл өкмөтү Нур Эл De факто Жаңы кылым Апта Бишкек таймс Назар Энесай Эркинтоо Нур реклама Айат пресс Адилет пресс Лозунг Кабар



Нашим ученым рукой подать до космоса
Развитие физических исследований космоса
в Кыргызском национальном университете
После публикации в открытой печати работы "О проекте Кыргызского спутника "SilkSat" и в Бишкеке, и в Алма-Ате, и в Москве многие задавали вопрос "Почему?". Почему кыргызы должны создавать малые спутники для различного рода мониторинга атмосферы и почему Центр управления спутником должен быть в Кыргызском университете? К своему удивлению, я узнал, что многие наши грамотные граждане да и ученые не знают, что в Кыргызстане в 1964 году, впервые в Центрально-азиатском регионе, была создана организация, такая, как Особое конструкторское бюро Института космических исследований Академии наук СССР и, что Кыргызский национальный университет за всю свою многолетнюю историю был кузницей научно-педагогических кадров нашей республики.


Мы ссылаемся на исторический прецедент, что Кыргоснацуниверситет всегда был неким особым органом, созданным еще в 30-тые годы прошлого столетия Декретами Совнаркома РСФСР и Киргизской АССР (1931 г.) и всегда являлся очагом формирования кыргызской научно-педагогической интеллигенции.
Мы отлично понимаем, что Кыргызский национальный университет является первым в истории кыргызского народа высшим учебным и научным заведением, прообразом которого был Кыргызский государственный педагогический институт. Он был открыт в 1932 году, в 1951 году переименован в Кыргызский государственный университет, а в 1993 году в - Кыргызский национальный университет в целях ускорения научно-технического прогресса, возрастания роли науки и образования в государственном и культурном строительстве страны. Именно в эти годы, и в особенности за последние 60 лет, произошло становление национальной науки, культуры - всего того, что составляет сегодня стартовый образовательно-научно-интеллектуальный потенциал, с которым начала свои первые шаги в мировой истории суверенная демократическая республика.
К этому времени относятся и первые успехи университета в науке, и первые известные работы, которые стали знакомы всем специалистам в области фундаментальных наук. Это связано с приходом к руководству университетом Табышалиева Салмоорбека Табышалиевича, крупного ученого, общественно-политического и государственного деятеля, организатора науки, оставившего яркий след в истории развития университета. Благодаря личностным качествам, ему, в период пребывания на посту ректора, с 1960 по 1978 гг. удалось добиться больших результатов в повышении уровня научных исследований, укреплении материально-технической базы науки и образования, продвижении молодых ученых и своих соратников в Академию наук, представлении к престижным государственным премиям и наградам. Надо сказать, что сама жизнь в университете при Табышалиеве бурлила, и процветали демократические принципы в организации науки и обучении студентов. Он внес большой вклад в развитие науки, не оставаясь безразличным к роли ученого в обществе, к подготовке научных кадров высокой квалификации. Так, Тузов Леонид Васильевич, проректор КГУ - участник Великой Отечественной войны, одним из первых в университете, да и в республике защищает диссертацию на соискание ученой степени доктора физико-математических наук (1967 год.), а Табалдиев Асанбек, зав. кафедрой, в 1971 г. защитив докторскую диссертацию, становится самым молодым доктором философских наук (в 36 лет) и членом - корр. АН Кыргызской Республики (39 лет). Впервые группа молодых ученых университета: Борубаев А.А., Жоробекова Ш.Ж., Панков С.С., Токтомышев С.Ж., ныне ставшие академиками многих академий, всемирно известными учеными, были удостоены высокого звания лауреатов премии Ленинского комсомола в области науки и техники (математика, химия и физика атмосферы). Студенты тех лет, мои сокурсники по учебе на физическом факультете: Исманбаев А., Мамбетакунов Э., Мамбеткулов Ж., Слабодянюк В., Искаков Ш., Жоробеков Б., Дуйшембиев А., Кулуев Ш., Майрыков А., Тагильцев А. и мои учителя - преподаватели Карашев Т.К., Спекторов Л.А., Арынов А.А., Дуйшеев Э.Д., Кривошеин Л. Е., Тузов Л.В., Шаршекеев О. Ш., Айтмурзаев Т.А. стали докторами наук, профессорами, академиками, заслуженными деятелями науки, культуры и образования Кыргызской Республики.
Потом, вслед за нами, возникла следующая плеяда ученых: доктора физико-математических и химических наук Калдыбаев К., Шаршеев К., Чокоев Э.С., Сарымзакова Р., Маймеков З., Байдинов Т. и др. - мои бывшие студенты, которые учились на физическом и химическом факультетах Киргосуниверситета.
Позже уже следующее поколение выпускников физического и других факультетов пополнило ряды научной интеллигенции: это Текебаев Омурбек Чиркешович, Бекназаров Азимбек, Акунов Аалыбек, Узбеков Досумбек Сатарович, Байболов Кубатбек Байболович, Идинов Нарынбек (Нарын Айып), Чороев Тынчтыкбек (Чоротегин), которые сейчас стали известными политическими и государственными деятелями в новейшей истории суверенной Кыргызской республики.
Надо сказать, что к этому же периоду времени относится и активизация деятельности Особого конструкторского бюро ИКИ АН СССР, в связи с приходом на работу в ИКИ АН СССР академика Роальда Зиннуровича Сагдеева. При нем ОКБ перешел на "физические рельсы", были развиты физические исследования, созданы аппаратура и приборы для физических исследований в космосе.
Аппаратура, изготовленная в ОКБ ИКИ, успешно использовалась в таких крупных космических экспериментах, как Венера- комета ГАЛЛЕЯ, ФОБОС, МАРС и других.
Бывшие сотрудники из ОКБ, участвовавшие в международных экспериментах, стали Лауреатами Государственных премий СССР и Кыргызской Республики (Табалдиев С.Р., Шаршеналиев Ж.Ш., Живоглядов В. П.). А многие инженеры, особенно те, кто занимался исследовательской деятельностью - известными специалистами в области космических исследований (Глушенко А.Г., Толбаев Л.К., Новиков А.Д., Нейман Д.М. и др.).
И в этом заключается выдающаяся заслуга Роальда Зиннуровича не только перед коллективом ОКБ, но и перед всей кыргызской наукой.
Дружба академика Р.З. Сагдеева с кыргызским народом имеет давние корни, он много раз бывал у нас, неоднократно выступал с научными докладами и сообщениями на международных конференциях, проводимых в университете, предлагал нашим ученым идею запуска кыргызского телекоммуникационного спутника для дистантного образования и медицины, скоростного Интернета и др.
Во время национального саммита "Информационные и коммуникационные технологии для развития", состоявшегося в городе Бишкеке в 2001 г., он отметил, что "вхождение в мировое информационное пространство со своим телекоммуникационным спутником для Кыргызстана, означает возможность сокращения цифрового и экономического разрыва, экспорт и импорт знаний и новейших образовательных технологий".
Мне посчастливилось неоднократно бывать в г. Мэриленде, где сейчас Р.З. Сагдеев работает директором Центра космических исследований Мэрилендского университета. Я видел, с каким интересом тамошние студенты и молодые ученые ходят на его занятия и лекции. Этот талантливый, умный человек, много сделавший в космической и "плазменной" науке, много сил и энергии отдает воспитанию подрастающего поколения.

* * *
В моем личном приобщении к космической тематике большую роль сыграла лаборатория физики газового разряда ИФ АН Кыргызстана (зав. лаб. д.ф.-м.н., профессор В.С. Энгельшт). Здесь, будучи студентом, я научился измерять температуру газового разряда (плазмы) по методу "уширения спектральных линий атомов водорода". Это позволило легко перейти к изучению подобных состояний в космосе.
Этому также способствовало мое участие в 1964 г., еще студентом в научных исследованиях (Института гидродинамики СО АН СССР) под руководством академика, Лауреата Ленинской премии Рема Ивановича Солоухина. Под его руководством мне удалось измерить температуру "детонации в газе" и "в безэлектродном разряде в воздухе и аргоне", исследовать в лабораторных условиях, в разреженном газе и в плазме, процессы, показывающие, как происходит уширение спектральных линий излучения атомов водорода и как атомы кислорода поглощаются различными поверхностями. Я обнаружил, что такой металл, как серебро, поглощает атомарный кислород не иначе, как 100%. Эта реакция меня очень заинтересовала. В связи с этим я углубился в теорию гетерогенных реакций Я.Б. Зельдовича, которая объясняет, как происходят процессы окисления, изменения электропроводности. И тогда, раз я научился регистрировать атомарный кислород, обнаружив эффект изменения электропроводности в серебряных пленках, я мог очень легко перейти к созданию датчиков: ракетных, баллонных и наземных приборов для космического исследования концентрации кислорода во всех его видах (О, О3). Так, первый раз, это произошло 27 июня 1973 года в средних широтах СССР, где я принял участие в космических ракетных экспериментах с серебряным датчиком, изготовленным по нашей технологии. Этот первый же эксперимент оказался для нас удачным. Прибор зарегистрировал повышенное содержание атомов кислорода в нижней ионосфере на высотах 79-96,5 км. до вершины траектории полета ракеты.
Но прибор вопреки убеждениям и научным представлениям, зарегистрировал "что-то" еще и "внизу", на высотах 35-5 км. в тропо - и стратосфере на нисходящей части полета системы парашют - контейнер-датчик. Здесь вроде бы не должно было быть так много кислородных атомов, а молекулы озона на серебряный датчик "не реагируют" (так утверждали наши коллеги из США и Канады, которые тоже использовали датчики на серебряных пленках).
Но молекулы озона атмосферы на серебряный датчик реагируют: при детальном изучении в лаборатории оказалось, что гетерогенные (оксидные) реакции между молекулами озона атмосферы с серебряными пленками датчика происходят через образование адсорбированных частиц (молекул О3) на поверхности, которые затем моментально распадаются на О2 и О. Этот -то распавшийся атом О и изменяет электропроводность серебряного датчика.

(Продолжение следует)

С.Токтомышев,


академик НАН
Кыргызской Республики







"Кутбилим", жањы саны... o кыргызча... o